Перейти на 'Главную страницу'
  Харьков Форум > Дневники > Foenix

Оценить эту запись

Облико морале крымских патриотов

Запись от Foenix размещена 20.04.2017 в 20:05

Размещено в Без категории
Просмотров 42 Комментарии 4
Всего комментариев 4

Комментарии

  1. Старый комментарий
    Думаешь, кто-то будет клацать по ссылке?
    Надо сразу мордой в текст тыкать.

    Крым и Севастополь. Небольшое исследование большой глупости.
    что же это за сокровище такое, из-за чего большинство российского общества потеряло всякие остатки разума, радуясь «нашему Крыму»

    Предисловие

    Предлагаемый вашему вниманию материал по Крыму и Севастополю необычно большой, разбит на три статьи, по истории; по экономике и по впечатлениям от севастопольцев и крымчан. Зачем спрашивается, я ворошу палкой эту кучу не буду уточнять чего, ведь в ответ можно получить очень много вони, в том числе вредной для здоровья. Может, и смысла особого нет, потому что скорее всего, уже в ближайшее время мнения подобные моему будут в России не преследоваться, а требоваться. Не знаю, просто накипело, и лично для меня все дело заключается не в Крыме и Севастополе, а в моем Дальнем Востоке. Я не имперец, конечно, но я патриот. Мой патриотизм не распространяется на всю империю, он у меня местечковый. Я люблю такое местечко под названием российский Дальний Восток, небольшое совсем. Европа поместится, а вот США уже нет, в наш ДВ не влезут. Однако мое местечко достаточно большое для того, чтобы Крым с Севастополем на его карте просто затерялись, если их туда для прикидки закинуть.
    Россия гибнет. Кому-то все равно, кто-то радуется, кому-то очень этой гибели не хочется. Мне, например, очень не хочется. Не потому, что я люблю империю, а потому, что я люблю Дальний Восток. Раньше я, как и многие на Дальнем Востоке, предполагал и даже мечтал о создании или восстановлении Дальневосточной Республики ДВР. В Сибири мечтают о независимой Сибири, на Урале о независимом Урале, и так далее. Разговорчики о сепаратизме ныне уголовно преследуются, однако и разговорчики эти, и мысли и идеи, от запретов не исчезли, скорее наоборот. Они ждут своего часа, и ждать осталось недолго.
    Однако я давно уже перестал мечтать о независимой ДВР, потому что понял утопичность идеи. Или скорее, не утопичность, а трагичность. Нравится мне это или нет, но на ДВ нет населения, способного стать нацией, страной. Не то качество. Если на осколках российской империи образуется ДВР, она немедленно станет добычей чего-нибудь типа наздратенко-дарькина, ставленников бандитов всех мастей, от силовиков до криминала. И получится в результате даже не банановая республика, а нечто вроде Нигерии или Зимбабве. Будут грабить до упора, и по факту станут чьим-нибудь протекторатом или «автономией», скорее всего нашего большого друга и брата, если он сам к тому времени не развалится. Получится, в общем, нечто вроде новороссии. Главная причина такого возможного исхода событий – отсутствие на ДВ общества ответственных граждан, способных отстаивать свои права и контролировать власти. Население есть, общества нет, увы.
    Российская империя не смогла колонизовать ДВ до стадии появления там ответственного общества, не смогла стать прогрессором. Возможно, во всем этом, в обреченности ДВ и грядущем поглощении его Китаем, и есть историческая справедливость. Главным виновником конечно, стала «революция» 17-го года, приход к власти большевиков, и преступная, совершенно лишенная какой-либо ответственности перед настоящим и будущим страны, политика СССР и коммунистического режима.
    Единственный, на мой взгляд, шанс ДВ остаться российским (или европейским, если угодно), заключается в пребывании его в составе России, то есть в целостности России, за вычетом из нее некоторых территорий. У России с начала нулевых шансов сохранить целостность становилось все меньше, а с «возвращением» Крыма, стремительным падением стоимости нефти и углублением экономического и политического кризисов шансов и вовсе практически не осталось. Но всегда есть надежда на чудо.
    Вот поэтому Крым меня и заинтересовал, что же это за сокровище такое, из-за чего большинство российского общества, в том числе и на ДВ, потеряло всякие остатки разума, радуясь «нашему Крыму». Мне хотелось найти ответ прежде всего для самого себя. Что в результате получилось, читайте ниже.
    В самых общих чертах получилось очередное недоумение от действий России и имперцев, испоганивших слово «патриотизм» и его смысл. Недоумение простое. Как все везде говорят, в России две проблемы, одна большое количество дураков, вторая плохие дороги. В решении этих проблем Россия пошла, как обычно, своим самобытным путем. Вместо того, чтобы решать проблему дорог, и гигантские средства, бессмысленно и бесполезно похороненные в Крыму, направить на новые дороги и ремонт старых, Россия существенно усугубила проблему номер один, как будто ей своих дураков было мало.
    Написал все это скорее больше для себя. Те, кто не приемлет того, что творится сейчас в России, и так все понимают. Те, кто впал в безумие, от моей писанины не придут в себя, их – далеко не всех – приведет в чувства только грядущее землетрясение, которое позже какой-нибудь последыш Путина назовет величайшей геополитической катастрофой. Чувство долга заставило написать, если угодно. И – накипело.
    Приношу извинения всем тем крымчанам и севастопольцам, кто изначально не поддался общему безумию, и остался человеком. Мои рассуждения к вам не относятся.
    Запись от Porucznik Jebłoński размещена 21.04.2017 в 01:03 Porucznik Jebłoński вне форума
  2. Старый комментарий
    Крым и Севастополь: взгляд в историю.

    «Еще днем вереница людей тянулась к горе Гасфорта – новой Мекке патриотизма»
    Из какого-то патриотического СМИ в связи с патриотическим шоу в районе горы

    Я никогда не был в Крыму и Севастополе, и никогда не горел желанием, даже в краснознаменные годы советской власти. Как у многих дальневосточников, не лежала душа. Да и сомнительное удовольствие отдохнуть в Крыму было не дешевым тогда, и стало еще дороже сейчас, то есть для среднестатистического дальневосточника оно попросту недоступно.
    В пионерские школьные годы я был отчаянным патриотом-имперцем, и до сих пор помню, как страстно хотелось «возвращения» Аляски, Гавайских островов и Калифорнии. Меня погубили страсть к чтению, привычка думать, сравнивать и анализировать, и неуместное для строителя коммунизма и имперца нездоровое любопытство. Если бы не эти мои пороки, так бы до сих пор и оставался на уровне пионера 5-7-х классов, верного империи и высоким идеалам – в смысле тем идеалам, которые актуальны на данный момент, и мудро назначены таковыми нашим богоданным, или следующим ленинским курсом, какая разница, начальством. И хорошо бы себе жил. И был бы в первых рядах борцов за святое дело построения атеистического коммунизма или наоборот, построения православной российской империи – по факту все равно одно и то же получается, с одним и тем же финалом. Но первые ряды борцов хорошо оплачиваются. Скоро, правда, все это рухнет, и недоделанная или недоломанная империя отправится наконец, на свалку, но погулять напоследок можно было на славу, как гуляют многие нынешние строители коммунистического православного величия, и всяких расцветок рыбки-прилипалы, угождающие и нашим, и вашим.

    Но однако, даже в звонкие горнистые и барабанистые пионерские годы в отношении Севастополя мои чувства были смятенными и противоречивыми. Одно чувство вообще определению не поддавалось, и не имело видимой причины. Что-то отталкивало в этом водопаде героизма и мужества. Больно их было много, героизма с мужеством. До приторности много. Я любил и люблю сладкое, в том числе зефир. Знаете, вот есть удачный зефир, в меру сладкий и в меру ароматизированный. А есть неудачный, приторный до такой степени, что невозможно его жрать. А есть еще естественное недоверие к скажем, человеку, который только и делает, что рассказывает всем вокруг о своем мужестве, о мужестве своих предков, и о святости своих квартиры, дачи и гаража.

    Вот отрывок из книги одного из многочисленных воспевателей Севастополя:
    Я не знаю еще ни одного человека, который, побывав хоть один раз в Севастополе, не сохранил бы о нем самые яркие воспоминания. И дело здесь вовсе не в том, что город расположен на берегу теплого моря, ведь курортных мест у нас не счесть! Отношение же к Севастополю совершенно иное, оно возвышенное и восторженное. Сколько себя помню, но всегда, подъезжая к Севастополю, испытывал какое-то особое, ни с чем не сравнимое чувство, у меня начинало учащенно биться сердце, а в горле стоял ком от предчувствия скорой встречи с этим городом. И это неслучайно. Севастополь обладает особой аурой. Загадками окружена и вся история Священного города.

    Все советское время нас силком заставляли испытывать возвышенное и восторженное. Чтобы сердце билось, как после забега с барьерами, а в горле стоял комок, как после перепоя. Волгоград – комок в горле. Ленинград – учащенное сердцебиение. Москва – судороги и пена. Брест, Севастополь, Смоленск, Курск, Малая Земля, Новороссийск – ну какое сердце бы это выдержало? В конце-концов, везде, по всем городам и весям, понастроили вечных огней и приказали испытывать комок в горле у бетонных чудищ, памятников, где бы они не стояли.
    При всем избытке восторгов и преклонений, Ленинград отличала суровая немногословность, трагедия блокады забивала неуместную, оскорбительную театральность совдеповского патриотизма. Москва тоже знала меру, но в силу своего столичного статуса принимала излишки славославий, как должное. Не особо выпячивались и прочие. И только Севастополь выделялся неумеренными восхвалениями и зашкаливающим пафосом.

    Есть физиология человека, нечто, данное природой. Есть его психофизическое состояние, не поддающееся приказам. Экзальтацию и возвышенные чувства я испытывал довольно часто, когда бегал на первые свидания с любимыми девушками. Последующие свидания были уже не столь возвышенными и волнующими, вплоть до полного исчезновения восторгов и нетерпения. Так уж человек устроен. Не может он постоянно находиться в возвышенном состоянии, если он не дебил со слюною изо рта. Это несвойственно его природе. Однако родина, партия и правительство требовали от нас именного этого. И получили закономерный результат – полное отторжение. После развала совдепии казалось, что с этим псевдо патриотизмом покончено. Но не тут-то было. Ура, мы снова здесь, в краю непуганого героизма. Опять требуются сердечные приступы и позывы к рвоте от этих «комков в горле». Опять все делают вид, что они пребывают в возвышенном состоянии, как только они попадают в назначенное быть священным место, или по священным дням, или просто когда начальство прикажет.
    Не знаю насчет наркотиков, не мое, но судя по рассказам, возвышенного состояния можно достичь, если от души ими нашпиговаться. Можно из экстаза не выходить вовсе, был бы достаточный запас дури. Можно возвышаться и с помощью водки, до слез и полной отключки. И тоже постоянно, было бы пойло. Но нормальный, трезвый и здоровый человек способен к экзальтации крайне редко, а если же он впадает в экзальтацию направо и налево, по каждому щелчку чьи-то пальцев, то вряд ли он нормален и психически здоров. И если государство требует от человека постоянных глубоких, возвышенных и священных чувств, то значит, что-то сильно неладно с государством. Нельзя требовать от человека невозможного, чего-то, что противоречит его природе, его устройству.
    Запись от Porucznik Jebłoński размещена 21.04.2017 в 01:04 Porucznik Jebłoński вне форума
  3. Старый комментарий
    Помимо излишков героизма, Севастополь отличала еще одна особенность, удивлявшая меня в пионерские годы. Севастополь не выстоял ни в одной известной истории осаде. Начиная с древних времен и вплоть до 20-го века его захватывали все, кто попадал в Крым, начиная с гуннов. Сначала это был Херсонес, потом его славные традиции унаследовал и умножил Севастополь. Известна только одна осада, которую он выдержал, устоял и не сдался. Это осада известных событий начала 2014-го года, когда город-крепость, он же город-герой, осадили несметные полчища духов и привидений, от бендеровцев с бандеровцами и правосеками до восставших из могил легионов СС и УПА. Они – никто, ни даже в единственном экземпляре – так и не материализовались, что конечно, никак не может умалить очередной подвиг. Скорее наоборот. Севастополь является наверное, единственным городом в истории человечества, который победил призраков. Никто другой этим похвастаться не может.

    Мне, когда-то пионеру, помнится, было обидно и непонятно. Как же так, такой весь героический, и что ни война, то сдача. На моем Дальнем Востоке есть такой город, называется Петропавловск-Камчатский. Его тоже осадили, те же англо-французы, которые осадили Севастополь, и в то же время, в 1854 году. Петропавловск отбился. Ну да, конечно, масштабы нападавших было не сравнить, но масштабы оборонявшихся как-то это все уравнивали и делали сопоставимым. Впритык к Севастополю была вся главная Россия, а за спиной петропавловцев были только камчатские медведи. Петропавловск был на другой планете, с учетом возможностей и техники того времени. Но выстоял. И два единственных российских военных корабля на Камчатке почему-то не потопились, а приняли участие в обороне, и ее пережили.
    Дело тут не в количестве героизма на душу населения, дело в том, что Петропавловск не объявляет себя генератором мужества и сакральнейшим местом из всех сакральных, и не предлагает возить к себе молодежь со всей страны, чтобы учить их, щенков, патриотизму. Петропавловск несет свою славу скромно и с достоинством, а ведь для англичан и французов камчатское поражение было изрядным конфузом. Захват Севастополя и уничтожение черноморского военного флота России конфузом не были, война в целом признана англо-французской викторией.

    Я пытался понять, зачем Россия вообще развязала эту Крымскую войну, и что, кроме позора поражения и унизительного мира она из войны вынесла. Понял, что Николай Первый и православие хотели что-то там отстоять в Палестине, какие-то ключи у кого-то отобрать, ради вящей духовности. Хотели помочь страдающим под игом басурман, турок то есть, братьям-славянам. Братья-славяне при этом, обещая всяческую России помощь, почему-то так ее и не оказали, сильно расстроив царя. Ну и конечно, очень хотелось все того же, вековечной мечты – захвата Стамбула и проливов, Босфора и Дарданелл. Все российские имперцы-патриоты буквально зациклены на Константинополе и проливах. Многие имперские историки полагают и доказывают, что и в Первой Мировой главной целью России были именно они, и Сталин туда же целил. Почему в них заключаются счастье России, ее мечта и ее предназначение, я не знаю. Чем они способны обогатить державу, не могу догадаться.

    На самом деле, Россия от Крымской войны своим поражением только выиграла. Отменили крепостное право, начали наконец, модернизироваться и подготовили почву для мощнейшего рывка страны в конце 19-го – начале 20-го веков. Но если верить тому, что утверждают имперцы, и что главной целью России в Первой Мировой был захват проливов и Стамбула, то получается, что как раз это стремление и стало для империи смертельным. Первая Мировая принесла в страну большевиков и всё последующее. И за каким спрашивается, чертом эти проливы сдались, если от них столько неприятностей?

    Хватало неприятностей и без проливов, с одним Крымом, который неустанно превозносится и преподносится патриотами как «ключи к Черному морю». Кто значит, владеет Крымом, тот само собой, владеет Черным морем. Поразительное несоответствие этой якобы, аксиомы, фактам и истории.
    Начиная с Крымской войны 1853-56 гг. и далее, в ходе всех крупных войн в регионе, владение Крымом ни в одной из них не приводило к «владению» Черным морем, и мало того, Крым и сам, вместе с доблестным Севастополем, неизменно попадал в руки противников России и СССР, за исключением Первой Мировой (до начала Гражданской войны, в ходе которой Крым с Севастополем пошли по рукам и методично, никого не пропуская, занимались всеми участниками этой войны, до них разве что Колчак не добрался). Если связывать владение Крымом и владение Черным морем, то уж скорее, можно сделать вывод, что в военное время владение полуостровом приводит не только к потере владения моря, но и к потере самого полуострова, вместе с героической военно-морской базой.
    Потопление русского черноморского флота в ходе крымской войны до сих пор остается спорным. До сих пор там много загадок. Пишет патриотический писатель:

    В ночь с 10 на 11 сентября 1854 года по распоряжению А. С. Меншикова и согласно приказу В. А. Корнилова на Севастопольском рейде были затоплены 5 линейных кораблей и 2 фрегата со всей оснасткой, артиллерией и находящимися на них практически всеми запасами. У вице-адмирала Корнилова, чувствовавшего себя тоже ответственным за судьбу Севастополя и Черноморского флота, сложился свой план спасения города, изложенный им на совете: выйти в море и дать бой. Корнилов считал, что при любом исходе сражения обескровленный флот неприятеля не решится на прорыв в бухту, а без его поддержки сухопутная армия не пойдет на штурм Севастополя. И укрепившись в городе, армия Меншикова могла бы защищаться до прибытия подкрепления из России. Как показал ход обороны Севастополя, правильным оказался план князя Меншикова. Всего в Севастопольской бухте было затоплено 75 основных военных судов и 16 вспомогательных, включая шхуны.
    http://www.ivb.com.ua/publikatsii/32-morskie-zagadki-krymskoj-vojny
    Запись от Porucznik Jebłoński размещена 21.04.2017 в 01:05 Porucznik Jebłoński вне форума
  4. Старый комментарий
    И так далее.
    Букаф многа, но текст просто фееричен.
    Хоть разбирай на цитаты.
    Запись от Porucznik Jebłoński размещена 21.04.2017 в 01:06 Porucznik Jebłoński вне форума
 

Часовой пояс GMT +2, время: 15:23.


RSS 0.91
RSS 2.0
Харьков Форум Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.
Google Analytics