Перейти на 'Главную страницу' Доска объявлений
  Харьков Форум > Хобби > Литература

Старый 27.10.2005, 20:42   #1
Август
Модератор

 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Чума ... А.Камю ...

Французский эссеист, писатель и драматург Альбер Камю (1913-1960) родился в Мондови, в Алжире, в семье сельскохозяйственного рабочего Люсьена Камю, эльзасца по происхождению, который погиб на Марне во время Первой мировой войны, когда Альберу было меньше года. Вскоре после этого у его матери, урожденной Катрин Синтес, малограмотной женщины испанского происхождения, случился удар, в результате которого она сделалась полунемой. Семья Камю переехала в Алжир, к бабушке и дяде-инвалиду, и, чтобы прокормить семью, Катрин вынуждена была пойти работать служанкой. Несмотря на необычайно тяжелое детство, Альбер не замкнулся в себе; он восхищался удивительной красотой североафриканского побережья, которая никак не вязалась с полной лишений жизнью мальчика. Детские впечатления оставили глубокий след в душе Камю - человека и художника.

Большое влияние на Камю оказал его школьный учитель Луи Жермен, который, распознав способности своего ученика, оказывал ему всяческую поддержку. С помощью Жермена Альберу удалось в 1923 году поступить в лицей, где интерес к учебе сочетался у молодого человека со страстным увлечением спортом, особенно боксом. Однако в 1930 году Камю заболел туберкулезом, что навсегда лишило его возможности заниматься спортом. Несмотря на болезнь, будущему писателю пришлось сменить немало профессий, чтобы платить за обучение на философском факультете Алжирского университета. В 1934 году Камю женился на Симоне Ийе, оказавшейся морфинисткой. Вместе они прожили не больше года, а в 1939 году развелись официально.

После завершения работ о Блаженном Августине и греческом философе Плотине Камю в 1936 году получает диплом магистра философии, однако академической карьере молодого ученого мешает очередная вспышка туберкулеза, и Камю в аспирантуре не остается.

Уйдя из университета, Камю в лечебных целях предпринимает путешествие во французские Альпы и впервые оказывается в Европе. Впечатления от путешествия по Италии, Испании, Чехословакии и Франции составили первую опубликованную книгу писателя "Изнанка и лицо" (1937), сборник эссе, куда вошли также воспоминания о его матери, бабушке, дяде. В 1936 году Камю приступает к работе над своим первым романом "Счастливая смерть", который увидел свет только в 1971 году.

Тем временем в Алжире Камю уже считался ведущим писателем и интеллектуалом. Театральную деятельность (Камю был актером, драматургом, режиссером) он сочетает в эти годы с работой в газете "Республиканский Алжир" в качестве политического репортера, книжного обозревателя и редактора. Спустя год после выхода в свет второй книги писателя "Бракосочетание" (1938) Камю навсегда переезжает во Францию.

Во время немецкой оккупации Франции Камю принимает активное участие в движении Сопротивления, сотрудничает в подпольной газете "Битва", издававшейся в Париже. Наряду с этой чреватой серьезной опасностью деятельностью Камю работает над завершением повести "Посторонний" (1942), которую он начал еще в Алжире и которая принесла ему международную известность. Повесть представляет собой анализ отчужденности, бессмысленности человеческого существования. Герой повести - некий Мерсо, которому суждено было стать символом экзистенциального антигероя, отказывается придерживаться условностей буржуазной морали. За совершенное им "абсурдное", то есть лишенное каких-либо мотивов, убийство Мерсо приговаривается к смерти - герой Камю умирает, ибо не разделяет общепринятых норм поведения. Сухой, отстраненный стиль повествования (который, по мнению некоторых критиков, роднит Камю с Хемингуэем) еще больше подчеркивает ужас происходящего.

За "Посторонним", имевшим огромный успех, последовало философское эссе "Миф о Сизифе" (1942), где автор сравнивает абсурдность человеческого бытия с трудом мифического Сизифа, обреченным вести постоянную борьбу против сил, с которыми не может справиться. Отвергая христианскую идею спасения и загробной жизни, которая придает смысл "сизифову труду" человека, Камю парадоксальным образом находит смысл в самой борьбе. Спасение, по мнению Камю, заключается в повседневной работе, смысл жизни - в деятельности.

После окончания войны Камю некоторое время продолжает работать в "Битве", которая теперь становится официальной ежедневной газетой. Однако политические разногласия между правыми и левыми вынудили Камю, считавшего себя независимым радикалом, в 1947 году покинуть газету. В том же году выходит третий роман писателя, "Чума", история эпидемии чумы в алжирском городе Оране; в переносном смысле, однако, "Чума" - это нацистская оккупация Франции и, шире, символ смерти и зла. Теме универсального зла посвящена и "Калигула" (1945), лучшая, по единодушному мнению критиков, пьеса писателя. "Калигула", в основу которой легла книга Светония "О жизни двенадцати цезарей", считается значительной вехой в истории театра абсурда.

Будучи одной из ведущих фигур в послевоенной французской литературе, Камю в это время близко сходится с Жаном Полем Сартром. Вместе с тем пути преодоления абсурдности бытия у Сартра и Камю не совпадают, и в начале 1950-х годов в результате серьезных идеологических расхождений Камю порывает с Сартром и с экзистенциализмом, вождем которого считался Сартр. В "Бунтующем человеке" (1951) Камю рассматривает теорию и практику протеста против власти на протяжении столетий, критикуя диктаторские идеологии, в том числе коммунизм и прочие формы тоталитаризма, которые посягают на свободу и, следовательно, на достоинство человека. Хотя еще в 1945 году Камю говорил, что у него "слишком мало точек соприкосновения с модной теперь философией экзистенциализма, выводы которой ложны", именно отрицание марксизма привело к разрыву Камю с промарксистски настроенным Сартром.

В 1950-е годы Камю продолжает писать эссе, пьесы, прозу. В 1956 году писатель выпускает ироническую повесть "Падение", в которой раскаявшийся судья Жан Баптист Кламанс признается в своих преступлениях против морали. Обращаясь к теме вины и раскаяния, Камю широко пользуется в "Падении" христианской символикой.

В 1957 году Камю был награжден Нобелевской премией "за огромный вклад в литературу, высветивший значение человеческой совести". Вручая французскому писателю премию, Андерс Эстерлинг, представитель Шведской академии, отметил, что "философские взгляды Камю родились в остром противоречии между приятием земного существования и осознанием реальности смерти". В ответной речи Камю сказал, что его творчество зиждется на стремлении "избежать откровенной лжи и противостоять угнетению".

Когда Камю получил Нобелевскую премию, ему было всего 44 года и он, по его собственным словам, достиг творческой зрелости; у писателя были обширные творческие планы, о чем свидетельствуют записи в блокнотах и воспоминания друзей. Однако планам этим не суждено было сбыться: в начале 1960 года писатель погиб в автомобильной катастрофе на юге Франции.

Хотя творчество Камю вызвало после его смерти оживленные споры, многие критики считают его одной из наиболее значительных фигур своего времени. Камю показал отчужденность и разочарованность послевоенного поколения, однако упорно искал выход из абсурдности современного существования. Писатель подвергался резкой критике за отказ от марксизма и христианства, но тем не менее его влияние на современную литературу сомнению не подлежит. В некрологе, напечатанном в итальянской газете "Вечерний курьер", итальянский поэт Эудженио Монтале писал, что "нигилизм Камю не исключает надежды, не освобождает человека от решения сложной проблемы: как жить и умереть достойно".

По мнению американской исследовательницы Сьюзан Зонтаг, "проза Камю посвящена не столько его героям, сколько проблемам вины и невиновности, ответственности и нигилистического безразличия". Полагая, что творчество Камю не "отличается ни высоким искусством, ни глубиной мысли", Зонтаг заявляет, что "его произведения отличаются красотой совершенно иного рода, красотой нравственной". Английский критик А. Альварес придерживается того же мнения, называя Камю "моралистом, сумевшим поднять этические проблемы до философских".

Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия: Пер. с англ.- М.: Прогресс, 1992.


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 27.10.2005, 20:48   #2
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Альбер Камю

Чума

Роман


Перевод Н. Жарковой



Если позволительно изобразить тюремное заключение через другое тюрем-
ное заключение, то позволительно также изобразить любой действительно
существующий в реальности предмет через нечто вообще несуществующее.
Даниель ДЕФО1



Часть первая


Любопытные события, послужившие сюжетом этой хроники, произошли в
Оране в 194... году. По общему мнению, они, эти события, были просто не-
уместны в данном городе, ибо некоторым образом выходили за рамки обычно-
го. И в самом деле, на первый взгляд Оран - обычный город, типичная
французская префектура на алжирском берегу.
Надо признать, что город как таковой достаточно уродлив. И не сразу,
а лишь по прошествии известного времени замечаешь под этой мирной обо-
лочкой то, что отличает Оран от сотни других торговых городов, располо-
женных под всеми широтами. Ну как, скажите, дать вам представление о го-
роде без голубей, без деревьев и без садов, где не услышишь ни хлопанья
крыльев, ни шелеста листвы, - словом, без особых примет. О смене времени
года говорит только небо. Весна извещает о своем приходе лишь новым ка-
чеством воздуха и количеством цветов, которые в корзинах привозят из
пригородов розничные торговцы, - короче, весна, продающаяся вразнос. Ле-
том солнце сжигает и без того прокаленные дома и покрывает стены серова-
тым пеплом; тогда жить можно лишь в тени наглухо закрытых ставен. Зато
осень - это потопы грязи. Погожие дни наступают только зимой.
Самый удобный способ познакомиться с городом - это попытаться узнать,
как здесь работают, как здесь любят и как здесь умирают. В нашем городке
- возможно, таково действие климата - все это слишком тесно переплетено
и делается все с тем же лихорадочно-отсутствующим видом. Это значит, что
здесь скучают и стараются обзавестись привычками. Наши обыватели работа-
ют много, но лишь ради того, чтобы разбогатеть. Все их интересы вращают-
ся главным образом вокруг коммерции, и прежде всего они заняты, по их
собственному выражению, тем, что "делают дела". Понятно, они не отказы-
вают себе также и в незатейливых радостях - любят женщин, кино и морские
купания. Но, как люди рассудительные, все эти удовольствия они прибере-
гают на субботний вечер и на воскресенье, а остальные шесть дней недели
стараются заработать побольше денег. Вечером, покинув свои конторы, они
в точно установленный час собираются в кафе, прогуливаются все по тому
же бульвару или восседают на своих балконах. В молодости их желания не-
истовы и скоротечны, в более зрелом возрасте пороки не выходят за рамки
общества игроков в шары, банкетов в складчину и клубов, где ведется
крупная азартная игра.
Мне, разумеется, возразят, что все это присуще не только одному наше-
му городу и что таковы в конце концов все наши современники. Разумеется,
в наши дни уже никого не удивляет, что люди работают с утра до ночи, а
затем сообразно личным своим вкусам убивают остающееся им для жизни вре-
мя на карты, сидение в кафе и на болтовню. Но есть ведь такие города и
страны, где люди хотя бы временами подозревают о существовании чего-то
иного. Вообще-то говоря, от этого их жизнь не меняется. Но подозрение
все-таки мелькнуло, и то слава Богу. А вот Оран, напротив, город, по-ви-
димому никогда и ничего не подозревающий, то есть вполне современный го-
род. Поэтому нет надобности уточнять, как у нас любят. Мужчины и женщины
или слишком быстро взаимно пожирают друг друга в том, что зовется актом
любви, или же у них постепенно образуется привычка быть вместе. Между
двумя этими крайностями чаще всего середины нет. И это тоже не слишком
оригинально. В Оране, как и повсюду, за неимением времени и способности
мыслить люди хоть и любят, но сами не знают об этом.
Зато более оригинально другое - смерть здесь связана с известными
трудностями. Впрочем, трудность - это не то слово, правильнее было бы
сказать некомфортабельность. Болеть всегда неприятно, но существуют го-
рода и страны, которые поддерживают вас во время недуга и где в извест-
ном смысле можно позволить себе роскошь поболеть. Больной нуждается в
ласке, ему хочется на что-то опереться, это вполне естественно. Но в
Оране все требует крепкого здоровья: и капризы климата, и размах деловой
жизни, серость окружающего, короткие сумерки и стиль развлечений.
Больной там по-настоящему одинок... Каково же тому, кто лежит на смерт-
ном одре, в глухом капкане, за сотнями потрескивающих от зноя стен, меж
тем как в эту минуту целый город по телефону или за столиками кафе гово-
рит о коммерческих сделках, коносаментах и учете векселей. И вы поймете
тогда, до чего же некомфортабельна может стать смерть, даже вполне сов-
ременная, когда она приходит туда, где всегда сушь.
Будем надеяться, что эти беглые указания дадут достаточно четкое
представление о нашем городе. Впрочем, не следует ничего преувеличивать.
Надо бы вот что особенно подчеркнуть - банальнейший облик города и ба-
нальный ход тамошней жизни. Но стоит только обзавестись привычками, и
дни потекут гладко. Раз наш город благоприятствует именно приобретению
привычек, следовательно, мы вправе сказать, что все к лучшему. Конечно,
под этим углом жизнь здесь не слишком захватывающая. Зато мы не знаем,
что такое беспорядок. И наши прямодушные, симпатичные и деятельные сог-
раждане неизменно вызывают у путешественника вполне законное уважение.
Этот отнюдь не живописный город, лишенный зелени и души, начинает ка-
заться градом отдохновения и под конец усыпляет. Но справедливости ради
добавим, что привили его к ни с чем не сравнимому пейзажу, он лежит пос-
реди голого плато, окруженного лучезарными холмами, у самой бухты совер-
шенных очертаний. Можно только пожалеть, что строился он спиной к бухте,
поэтому моря ниоткуда не видно, вечно его приходится отыскивать.
После всего вышесказанного читатель без труда согласится, что проис-
шествия, имевшие место весной нынешнего года, застали наших сограждан
врасплох и были, как мы поняли впоследствии, провозвестниками целой че-
реды событий чрезвычайных, рассказ о коих излагается в этой хронике. Не-
которым эти факты покажутся вполне правдоподобными, зато другие могут
счесть их фантазией автора. Но в конце концов летописец не обязан счи-
таться с подобными противоречиями. Его задача - просто сказать "так бы-
ло", если он знает, что так оно и было в действительности, если случив-
шееся непосредственно коснулось жизни целого народа и имеются, следова-
тельно, тысячи свидетелей, которые оценят в душе правдивость его расска-
за.
К тому же рассказчик, имя которого мы узнаем в свое время, не позво-
лил бы себе выступать в этом качестве, если бы волею случая ему не дове-
лось собрать достаточное количество свидетельских показаний и если бы
силою событий он сам не оказался замешанным во все, что намерен изло-
жить. Это и позволило ему выступить в роли историка. Само собой разуме-
ется, историк, даже если он дилетант, всегда располагает документами. У
рассказывающего эту историю, понятно, тоже есть документы: в первую оче-
редь его личное свидетельство, потом свидетельства других, поскольку в
силу своего положения ему пришлось выслушивать доверительные признания
всех персонажей этой хроники, наконец, бумаги, попавшие в его руки. Он
намерен прибегать к ним, когда сочтет это необходимым, и использовать их
так, как ему это удобно. Он намерен также... Но, видимо, пора уже бро-
сить рассуждения и недомолвки и перейти к самому рассказу. Описание пер-
вых дней требует особой тщательности.

Утром шестнадцатого апреля доктор Бернар Риэ2, выйдя из квартиры,
споткнулся на лестничной площадке о дохлую крысу. Как-то не придав этому
значения, он отшвырнул ее носком ботинка и спустился по лестнице. Но уже
на улице он задал себе вопрос, откуда бы взяться крысе у него под
дверью, и он вернулся сообщить об этом происшествии привратнику. Реакция
старого привратника мсье Мишеля лишь подчеркнула, сколь необычным был
этот случай. Если доктору присутствие в их доме дохлой крысы показалось
только странным, то в глазах привратника это был настоящий позор. Впро-
чем, мсье Мишель занял твердую позицию: в их доме крыс нет. И как ни
уверял его доктор, что сам видел крысу на площадке второго этажа, и, по
всей видимости, дохлую крысу, мсье Мишель стоял на своем. Раз в доме
крыс нет, значит, кто-нибудь подбросил ее нарочно. Короче, кто-то просто
подшутил.
Вечером того же дня Бернар Риэ, прежде чем войти к себе, остановился
на площадке и стал шарить по карманам ключи, как вдруг он заметил, что в
дальнем, темном углу коридора показалась огромная крыса с мокрой
шерсткой, двигавшаяся как-то боком. Грызун остановился, словно стараясь
удержаться в равновесии, потом двинулся к доктору, снова остановился,
перевернулся вокруг собственной оси и, слабо пискнув, упал на пол, при-
чем из его мордочки брызнула кровь. С минуту доктор молча смотрел на
крысу, потом вошел к себе.
Думал он не о крысе. При виде брызнувшей крови он снова вернулся
мыслью к своим заботам. Жена его болела уже целый год и завтра должна
была уехать в санаторий, расположенный в горах. Как он и просил уходя,
она лежала в их спальне. Так она готовилась к завтрашнему утомительному
путешествию. Она улыбнулась.
- А я чувствую себя прекрасно, - сказала она.
Доктор посмотрел на повернутое к нему лицо, на которое падал свет
ночника. Лицо тридцатилетней женщины казалось Риэ таким же, каким было в
дни первой молодости, возможно из-за этой улыбки, возмещавшей все, даже
пометы тяжелого недуга.
- Постарайся, если можешь, заснуть, - сказал он. - В одиннадцать при-
дет сиделка, и я отвезу вас обеих на вокзал к двенадцатичасовому поезду.
Он коснулся губами чуть влажного лба. Жена проводила его до дверей
все с той же улыбкой.
Наутро, семнадцатого апреля, в восемь часов привратник остановил про-
ходящего мимо доктора и пожаловался ему, что какие-то злые шутники подб-
росили в коридор трех дохлых крыс. Должно быть, их захлопнула особенно
мощная крысоловка, потому что они все были в крови. Привратник еще с ми-
нуту постоял в дверях, держа крыс за лапки, он, видимо, ожидал, что зло-
умышленники выдадут себя какими-нибудь ядовитыми шутками. Но ровно ниче-
го не произошло.
- Ладно, погодите, - пообещал мсье Мишель, - я их непременно поймаю.
Заинтригованный этим происшествием, Риэ решил начать визиты с внешних
кварталов, где жили самые бедные его пациенты. Мусор оттуда вывозили
обычно много позже, чем из центра города, и автомобиль, кативший по пря-
мым и пыльным улицам, чуть не задевал своими боками стоявшие на краю
тротуара ящики с отбросами. Только на одной из улиц, по которой ехал
доктор, он насчитал с десяток дохлых крыс, валявшихся на грудах очистков
и грязного тряпья.
Первого больного, к которому он заглянул, он застал в постели в ком-
нате, выходившей окнами в переулок, которая служила и спальней и столо-
вой. Больной был старик испанец с грубым изможденным лицом. Перед ним на
одеяле стояли две кастрюльки с горошком. Когда доктор входил, больной,
полусидевший в постели, откинулся на подушки, стараясь справиться с
хриплым дыханием, выдававшим застарелую астму. Жена принесла тазик.
- А вы видели, доктор, как они лезут, а? - спросил старик, пока Риэ
делал ему укол.
- Верно, - подтвердила жена, - наш сосед трех подобрал.
Старик потер руки.
- Лезут, во всех помойках их полно! Это к голоду!
Риэ понял, что о крысах говорит уже весь квартал. Покончив с визита-
ми, доктор возвратился домой.
- Вам телеграмма пришла, - сказал мсье Мишель.
Доктор осведомился, не видал ли он еще крыс.
- Э-э, нет, - ответил привратник. - Я теперь в оба гляжу, сами пони-
маете. Ни один мерзавец не сунется.
Телеграмма сообщала, что завтра прибывает мать Риэ. В отсутствие
больной жены дом будет вести она. Доктор вошел к себе в квартиру, где
уже ждала сиделка. Жена была на ногах, она надела строгий английский
костюм, чуть подкрасилась. Он улыбнулся ей.
- Вот и хорошо, - сказал он, - очень хорошо.
На вокзале он посадил ее в спальный вагон. Она оглядела купе.
- Пожалуй, слишком для нас дорого, а?
- Так надо, - ответил Риэ.
- А что это за история с крысами?
- Сам еще не знаю. Вообще-то странно, но все обойдется.
И тут он, комкая слова, попросил у нее прощения за то, что недоста-
точно заботился о ней, часто бывал невнимателен. Она покачала головой,
словно умоляя его замолчать, но он все-таки добавил:
- Когда ты вернешься, все будет по-другому. Начнем все сначала.
- Да, - сказала она, и глаза ее заблестели. - Начнем.
Она повернулась к нему спиной и стала смотреть в окно. На перроне су-
етились и толкались пассажиры. Даже в купе доходило приглушенное пыхте-
ние паровоза. Он окликнул жену, и, когда она обернулась, доктор увидел
мокрое от слез лицо.
- Не надо, - нежно проговорил он.
В глазах ее еще стояли слезы, но она снова улыбнулась, вернее, чуть
скривила губы. Потом прерывисто вздохнула.
- Ну иди, все будет хорошо.
Он обнял ее и теперь, стоя на перроне по ту сторону вагонного окна,
видел только ее улыбку.
- Прошу тебя, - сказал он, - береги себя.
Но она уже не могла расслышать его слов.
При выходе на вокзальную площадь Риэ заметил господина Огона, следо-
вателя, который вел за ручку своего сынишку. Доктор осведомился, не уез-
жает ли он. Господин Отон, длинный и черный, похожий на человека светс-
кого, как некогда выражались, и одновременно на факельщика из похоронно-
го бюро, ответил любезно, но немногословно:
- Я встречаю мадам Отон, она ездила навестить моих родных.
Засвистел паровоз.
- Крысы... - начал следователь.
Риэ шагнул было в сторону поезда, но потом снова повернул к выходу.
- Да, но это ничего, - проговорил он.
Все, что удержала его память от этой минуты, был железнодорожник,
несший ящик с дохлыми крысами, прижимая его к боку.
В тот же день после обеда, еще до начала вечернего приема, Риэ принял
молодого человека - ему уже сообщили, что это журналист и что он заходил
утром. Звался он Раймон Рамбер. Невысокий, широкоплечий, с решительным
лицом, светлыми умными глазами, Рамбер, носивший костюм спортивного пок-
роя, производил впечатление человека, находящегося в ладах с жизнью. Он
сразу же приступил к делу. Явился он от большой парижской газеты взять у
доктора интервью по поводу условий жизни арабов и хотел бы также полу-
чить материалы о санитарном состоянии коренного населения. Риэ сказал,
что состояние не из блестящих. Но он пожелал узнать, прежде чем продол-
жать беседу, может ли журналист написать правду.
- Ну ясно, - ответил журналист.
- Я имею в виду, будет ли ваше обвинение безоговорочным?
- Безоговорочным, скажу откровенно, - нет. Но хочу надеяться, что для
такого обвинения нет достаточных оснований.
Очень мягко Риэ сказал, что, пожалуй, и впрямь для подобного обвине-
ния оснований нет; задавая этот вопрос, он преследовал лишь одну цель -
ему хотелось узнать, может ли Рамбер свидетельствовать, ничего не смяг-
чая.
- Я признаю только свидетельства, которые ничего не смягчают. И поэ-
тому не считаю нужным подкреплять ваше свидетельство данными, которыми
располагаю.
- Язык, достойный Сен-Жюста 3, - улыбнулся журналист.
Не повышая тона, Риэ сказал, что в этом он ничего не смыслит, а гово-
рит он просто языком человека, уставшего жить в нашем мире, но, однако,
чувствующего влечение к себе подобным и решившего для себя лично не ми-
риться со всяческой несправедливостью и компромиссами. Рамбер, втянув
голову в плечи, поглядывал на него.
- Думаю, что я вас понял, - проговорил он не сразу и поднялся.
Доктор проводил его до дверей.
- Спасибо, что вы так смотрите на вещи.
Рамбер нетерпеливо повел плечом.
- Понимаю, - сказал он, - простите за беспокойство.
Доктор пожал ему руку и сказал, что можно было бы сделать любопытный
репортаж о грызунах: повсюду в городе валяются десятки дохлых крыс.
- Ого! - воскликнул Рамбер. - Действительно интересно!
В семнадцать часов, когда доктор снова отправился с визитами, он
встретил на лестнице довольно еще молодого человека, тяжеловесного, с
большим, массивным, но худым лицом, на котором резко выделялись густые
брови. Доктор изредка встречал его у испанских танцовщиков, живших в их
подъезде на самом верхнем этаже. Жан Тарру сосредоточенно сосал сигаре-
ту, глядя на крысу, которая корчилась в агонии на ступеньке у самых его
ног. Тарру поднял на доктора спокойный, пристальный взгляд серых глаз,
поздоровался и добавил, что все-таки нашествие крыс - любопытная штука.
- Да, - согласился Риэ, - но в конце концов это начинает раздражать.
- Разве что только с одной точки зрения, доктор, только с одной.
Просто мы никогда ничего подобного не видели, вот и все. Но я считаю
этот факт интересным, да-да, весьма интересным.
Тарру провел ладонью по волосам, отбросил их назад, снова поглядел на
переставшую корчиться крысу и улыбнулся Риэ.
- Вообще-то говоря, доктор, это уж забота привратника.
Доктор как раз обнаружил привратника у их подъезда, он стоял, присло-
нясь к стене, и его обычно багровое лицо выражало усталость.
- Да, знаю, - ответил старик Мишель, когда доктор сообщил ему о новой
находке. - Теперь их сразу по две, по три находят. И в других домах то
же самое.
Вид у него был озабоченный, пришибленный. Машинальным жестом он тер
себе шею. Риэ осведомился о его самочувствии. Нельзя сказать, чтобы он
окончательно расклеился. А все-таки как-то ему не по себе. Очевидно, это
его заботы точат. Совсем сбили с панталыку эти крысы, а вот когда они
уберутся прочь, ему сразу полегчает.
Но на следующее утро, восемнадцатого апреля, доктор, ездивший на вок-
зал встречать мать, заметил, что мсье Мишель еще больше осунулся: теперь
уж с десяток крыс карабкались по лестницам, видимо, перебирались из под-
вала на чердак. В соседних домах все баки для мусора полны дохлых крыс.
Мать доктора выслушала эту весть, не выказав ни малейшего удивления.
- Такие вещи случаются.
Была она маленькая, с серебристой сединой в волосах, с кроткими чер-
ными глазами.
- Я счастлива повидать тебя, Бернар, - твердила она. - И никакие кры-
сы нам не помешают.
Сын кивнул: и впрямь с ней всегда все казалось легким.
Все же Риэ позвонил в городское бюро дератизации, он был лично знаком
с директором. Слышал ли директор разговоры о том, что огромное количест-
во крыс вышли из нор и подыхают? Мерсье, директор, слышал об этом, и да-
же в их конторе, расположенной неподалеку от набережной, обнаружено с
полсотни грызунов. Ему хотелось знать, насколько положение серьезно. Риэ
не мог решить этот вопрос, но он считал, что контора обязана принять ме-
ры.
- Конечно, - сказал Мерсье, - но только когда получим распоряжение.
Если ты считаешь, что дело стоит труда, я могу попытаться получить соот-
ветствующее распоряжение.
- Все всегда стоит труда, - ответил Риэ.
Их служанка только что сообщила ему, что на крупном заводе, где рабо-
тает ее муж, подобрали несколько сотен дохлых крыс.
Во всяком случае, примерно в это же время наши сограждане стали про-
являть первые признаки беспокойства. Ибо с восемнадцатого числа и в са-
мом деле на всех заводах и складах ежедневно обнаруживали сотни крысиных
трупиков. В тех случаях, когда агония затягивалась, приходилось грызунов
приканчивать. От окраин до центра города, словом везде, где побывал док-
тор Риэ, везде, где собирались наши сограждане, крысы будто бы поджидали
их, густо набившись в мусорные ящики или же вытянувшись длинной цепочкой
в сточных канавах. С этого же дня за дело взялись вечерние газеты и в
упор поставили перед муниципалитетом вопрос - намерен или нет он
действовать и какие срочные меры собирается принять, дабы оградить своих
подопечных от этого омерзительного нашествия. Муниципалитет ровно ничего
не намеревался делать и ровно никаких мер не предпринимал, а ограничился
тем, что собрался с целью обсудить положение. Службе дератизации был от-
дан приказ: каждое утро на рассвете подбирать дохлых крыс. А потом оба
конторских грузовика должны были отвозить трупы животных на мусоросжига-
тельную станцию для сожжения.
Но в последующие дни положение ухудшилось. Число дохлых грызунов все
возрастало, и каждое утро работники конторы собирали еще более обильную,
чем накануне, жатву. На четвертый день крысы стали группами выходить на
свет и околевали кучно. Из всех сараев, подвалов, погребов, сточных ка-
нав вылезали они длинными расслабленными шеренгами, неверными шажками
выбирались на свет, чтобы, покружившись вокруг собственной оси, подох-
нуть поближе к человеку. Ночью в переулках, на лестничных клетках был
отчетливо слышен их короткий предсмертный писк. Утром в предместьях го-
рода их обнаруживали в сточных канавах с венчиком крови на остренькой
мордочке - одни раздутые, уже разложившиеся, другие окоченевшие, с еще
воинственно взъерошенными усами. Даже в центре города можно было натк-
нуться на трупы грызунов, валявшихся кучками на лестничных площадках или
во дворах. А некоторые одиночные экземпляры забирались в вестибюли ка-
зенных зданий, на школьные дворики, иной раз даже на террасы кафе, где и
подыхали. Наши сограждане с удивлением находили их в самых людных местах
города. Порой эта мерзость попадалась на Оружейной площади, на бульва-
рах, на Приморском променаде. На заре город очищали от падали, но в те-
чение дня крысиные трупы накапливались вновь и вновь во все возрастающем
количестве. Бывало не раз, что ночной прохожий случайно с размаху насту-
пал на пружинящий под ногой еще свежий трупик. Казалось, будто сама зем-
ля, на которой были построены наши дома, очищалась от скопившейся в ее
недрах скверны, будто оттуда изливалась наружу сукровица и взбухали яз-
вы, разъедавшие землю изнутри. Вообразите же, как опешил наш доселе мир-
ный городок, как потрясли его эти несколько дней; так здоровый человек
вдруг обнаруживает, что его до поры до времени неспешно текущая в жилах
кровь внезапно взбунтовалась.
Дошло до того, что агентство Инфдок (информация, документация, справ-
ки по любым вопросам) в часы, отведенные для бесплатной информации, до-
вело до сведения радиослушателей, что за одно только двадцать пятое ап-
реля была подобрана и сожжена 6231 крыса. Цифра эта обобщила и прояснила
смысл уже ставшего будничным зрелища и усугубила общее смятение. До этой
передачи люди сетовали ни нашествие грызунов как на мало аппетитное про-
исшествие. Только теперь они осознали, что это явление несет с собой уг-
розу, хотя никто не мог еще ни установить размеры бедствия, ни объяснить
причину, его породившую. Один только старик испанец, задыхавшийся от
астмы, по-прежнему потирал руки и твердил в упоении: "Лезут! Лезут!"
Двадцать восьмого апреля агентство Инфдок объявило, что подобрано
примерно 8000 крысиных трупов, и городом овладел панический страх. Жите-
ли требовали принятия радикальных мер, обвиняли власти во всех смертных
грехах, и некоторые владельцы вилл на побережье заговорили уже о том,
что пришло время перебираться за город. Но на следующий день агентство
объявило, что нашествие внезапно кончилось и служба очистки подобрала
только незначительное количество дохлых крыс. Город вздохнул с облегче-
нием.
Однако в тот же день около полудня доктор Риэ, остановив перед домом
машину, заметил в конце их улицы привратника, который еле передвигался,
как-то нелепо растопырив руки и ноги и свесив голову, будто деревянный
паяц. Старика привратника поддерживал под руку священник, и доктор сразу
его узнал. Это был отец Панлю, весьма ученый и воинствующий иезуит; они
не раз встречались, и Риэ знал, что в их городе преподобный отец пользу-
ется большим уважением даже среди людей, равнодушных к вопросам религии.
Доктор подождал их. У старика Мишеля неестественно блестели глаза, дыха-
ние со свистом вырывалось из груди. Вдруг что-то занемог, объяснил Ми-
шель, и решил выйти на воздух. Но во время прогулки у него начались та-
кие резкие боли в области шеи, под мышками и в паху, что пришлось повер-
нуть обратно и попросить отца Панлю довести его до дома.
- Там набрякло, - пояснил он. - Не мог до дому добраться.
Высунув руку из окна автомобиля, доктор провел пальцем по шее старика
возле ключиц и нащупал твердый, как деревянный, узелок.
- Идите ложитесь, смеряйте температуру, я загляну к вам под вечер.
Привратник ушел, а Риэ спросил отца Панлю, что он думает насчет на-
шествия грызунов.
- Очевидно, начнется эпидемия, - ответил святой отец, и в глазах его,
прикрытых круглыми стеклами очков, мелькнула улыбка.
После завтрака Риэ перечитывал телеграмму, где жена сообщала о своем
прибытии в санаторий, как вдруг раздался телефонный звонок. Звонил его
старый пациент, служащий мэрии. Он уже давно страдал сужением аорты, и,
так как человек он был малоимущий, Риэ лечил его бесплатно.
- Да, это я, вы меня, наверно, помните, - сказал он. - Но сейчас речь
не обо мне. Приходите поскорее, с моим соседом неладно.
Голос его прерывался. Риэ подумал о привратнике и решил заглянуть к
нему попозже. Через несколько минут он уже добрался до одного из внешних
кварталов и открыл дверь низенького домика по улице Федерб. На середине
сырой и вонючей лестницы он увидел Жозефа Грана, служащего мэрии, кото-
рый вышел его встретить. Узкоплечий, длинный, сутулый, с тонкими ногами
и руками, прокуренными желтыми усами, он казался старше своих пятидесяти
лет.
- Сейчас чуть получше, - сказал он, шагнув навстречу Риэ, - а я уж
испугался, что он кончается.
Он высморкался. На третьем, то есть на самом верхнем, этаже Риэ про-
чел на двери слева надпись, сделанную красным мелом: "Входите, я пове-
сился".
Они вошли. Веревка свисала с люстры над опрокинутым стулом, стол был
задвинут в угол. Но в петле никого не оказалось.
- Я его вовремя успел вынуть из петли, - сказал Гран, который, как и
всегда, с трудом подбирал слова, хотя лексикон его был и без того небо-
гат. - Я как раз выходил и вдруг услышал шум. А когда увидел надпись,
решил, что это розыгрыш, что ли. Но он так странно, я бы сказал даже
зловеще, застонал...
Он поскреб себе затылок.
- По моему мнению, это должно быть крайне мучительно. Ну, понятно, я
вошел.
Толкнув дверь, они очутились в светлой, бедно обставленной спальне.
На кровати с медными шишечками лежал низкорослый толстячок. Дышал он
громко и смотрел на вошедших воспаленными глазами. Доктор остановился на
пороге. Ему почудилось, будто в паузах между двумя вздохами он слышит
слабый крысиный писк. Но в углах комнаты ничто не копошилось. Риэ подо-
шел к кровати. Пациент, очевидно, упал с небольшой высоты, и упал мягко
- позвонки были целы. Само собой разумеется, небольшое удушье. Не мешало
бы сделать рентгеновский снимок. Доктор впрыснул больному камфару и ска-
зал, что через несколько дней все будет в порядке.
- Спасибо, доктор, - глухо пробормотал больной. Риэ спросил Грана,
сообщил ли он о случившемся полицейскому комиссару, и тот смущенно
взглянул на него.
- Нет, - сказал он, - нет. Я решил, что важнее...
- Вы правы, - подтвердил Риэ, - тогда я сам сообщу.
Но тут больной беспокойно шевельнулся, сел на кровати и заявил, что
он чувствует себя прекрасно и не стоит поэтому никому ничего сообщать.
- Успокойтесь, - сказал Риэ. - Поверьте мне, все это пустяки, но я
обязан сообщать о таких происшествиях.
- Ox, - простонал больной.
Он откинулся на подушку и тихонько заскулил. Гран, молча пощипывавший
усы, приблизился к постели.
- Ну-ну, мсье Коттар, - проговорил он. - Вы сами должны понимать.
Ведь доктор, надо полагать, за такие вещи отвечает. А что, если вам в
голову придет еще раз...
Но Коттар, всхлипывая, заявил, что не придет, то была просто минутная
вспышка безумия и он лишь одного хочет - пускай его оставят в покое. Риэ
написал рецепт.
- Ладно, - сказал он. - Не будем об этом. Я зайду дня через два-три.
Только смотрите снова не наделайте глупостей.
На лестничной площадке Риэ сказал Грану, что обязан заявить о проис-
шедшем, но что он попросит комиссара начать расследование не раньше, чем
дня через два.
- Ночью за ним стоило бы приглядеть. Семья у него есть?
- Во всяком случае, я никого не знаю, но могу сам за ним присмотреть.
- Он покачал головой. - Признаться, я и его самого-то не так уж хорошо
знаю. Но нужно ведь помогать друг другу.
Проходя по коридору, Риэ машинально посмотрел в угол и спросил Грана,
полностью ли исчезли крысы из их квартала. Чиновник не мог сообщить по
этому поводу ничего. Правда, ему рассказывали о крысином нашествии, но
он обычно не придает значения болтовне соседей.
- У меня свои заботы, - сказал он.
Риэ поспешно пожал ему руку. Нужно было еще написать жене, а перед
тем навестить привратника.
Газетчики, продающие вечерний выпуск, громкими криками возвещали, что
нашествие грызунов пресечено. Но, едва переступив порог каморки приврат-
ника, доктор увидел, что тот лежит, наполовину свесившись с кровати над
помойным ведром, схватившись одной рукой за живот, другой за горло, и
его рвет мучительно, с потугами, розоватой желчью. Ослабев от этих уси-
лий, еле дыша, привратник снова улегся. Температура у него поднялась до
39,5ё, железы на шее и суставы еще сильнее опухли, на боку выступили два
черных пятна. Теперь он жаловался, что у него ноет все нутро.
- Жжет, - твердил он, - ух как жжет, сволочь!
Губы неестественно темного цвета еле шевелились, он бормотал что-то
неразборчивое и все поворачивал к врачу свои рачьи глаза, на которые от
нестерпимой головной боли то и дело наворачивались слезы. Жена с трево-
гой смотрела на упорно молчавшего Риэ.
- Доктор, - спросила она, - что это с ним такое?
- Может быть любое. Пока ничего определенного сказать нельзя. До ве-
чера подержите его на диете, дайте слабительное. И пусть побольше пьет.
И впрямь, привратника все время мучила жажда. Вернувшись домой, Риэ
позвонил своему коллеге Ришару, одному из самых авторитетных врачей го-
рода.
- Нет, - ответил Ришар, - за последнее время никаких экстраординарных
случаев я не наблюдал.
- Ни одного случая высокой температуры, лихорадки с локальным воспа-
лением?
- Ах да, пожалуй, в двух случаях лимфатические узлы были сильно вос-
палены.
- Сверх нормы?
- Ну-у, - протянул Ришар, - норма, знаете ли... Но так или иначе, к
вечеру у привратника температура поднялась до 40ё, он бредил и жаловался
на крыс. Риэ решил сделать ему фиксирующий абсцесс. Почувствовав жжение
от терпентина, больной завопил: "Ох, сволочи!"
Лимфатические узлы еще сильнее набрякли, затвердели и на ощупь каза-
лись жесткими, как дерево. Жена больного совсем потеряла голову.
- Не отходите от него, - посоветовал доктор. - Если понадобится, по-
зовите меня.
На следующий день, тридцатого апреля, с влажно-голубого неба повеял
уже по-весеннему теплый ветер. Он принес из отдаленных пригородов благо-
ухание цветов. Утренние шумы казались звонче, жизнерадостнее обычного.
Для всего нашего небольшого городка, сбросившего с себя смутное пред-
чувствие беды, под тяжестью которого мы прожили целую неделю, этот день
стал подлинным днем прихода весны. Даже Риэ, получивший от жены бодрое
письмо, спустился к привратнику с ощущением какой-то душевной легкости.
И в самом деле, температура к утру упала до 38ё. Больной слабо улыбнул-
ся, не поднимая головы с подушки.
- Ему лучше, да, доктор? - спросила жена.
- Подождем еще немного.
Но к полудню температура сразу поднялась до 40ё, больной не переста-
вая бредил, приступы рвоты участились. Железы на шее стали еще болезнен-
нее на ощупь, и привратник все закидывал голову, как будто ему хотелось
держать ее как можно дальше от тела. Жена сидела в изножье постели и че-
рез одеяло легонько придерживала ноги больного. Она молча взглянула на
врача.
- Вот что, - сказал Риэ, - его необходимо изолировать и провести спе-
циальный курс лечения. Я позвоню в госпиталь, и мы перевезем его в каре-
те "скорой помощи".
Часа через два, уже сидя в машине "скорой помощи", доктор и жена
больного склонились над ним. С обметанных, распухших губ срывались об-
рывки слов: "Крысы! Крысы!" Лицо его позеленело, губы стали как воско-
вые, веки словно налились свинцом, дышал он прерывисто, поверхностно и,
как бы распятый разбухшими железами, все жался в угол откидной койки,
будто хотел, чтобы она захлопнулась над ним, будто какой-то голос, иду-
щий из недр земли, не переставая звал его, задыхающегося под какой-то
невидимой тяжестью. Жена плакала.
- Значит, доктор, надежды уже нет?
- Он скончался, - ответил Риэ.
Смерть привратника, можно сказать, подвела черту под первым периодом
зловещих предзнаменований и положила начало второму, относительно более
трудному, где первоначальное изумление мало-помалу перешло в панику.
Прежде никто из наших сограждан даже мысли никогда не допускал - они по-
няли это только сейчас, - что именно нашему городку предназначено стать
тем самым местом, где среди белого дня околевают крысы, а привратники
гибнут от загадочных недугов. С этой точки зрения мы, следовательно,
заблуждались, и нам пришлось срочно пересматривать свои представления о
мире. Если бы дело тем и ограничилось, привычка взяла бы верх. Но еще
многим из нас - причем не только привратникам и беднякам - пришлось пос-
ледовать по пути, который первым проложил мсье Мишель. Вот с этого-то
времени и возник страх, а ему сопутствовали раздумья.
Однако, прежде чем приступить к подробному описанию дальнейших собы-
тий, рассказчик считает полезным привести суждение другого свидетеля ка-
сательно этого этапа. Жан Тарру, с которым читатель уже встречался в на-
чале этого повествования, осел в Оране за несколько недель до чрезвычай-
ных событий и жил в одном из самых больших отелей в центре города. Судя
по всему, жил он безбедно, на свои доходы. Но хотя город постепенно при-
вык к нему, никто не знал, откуда он взялся, почему живет здесь. Его
встречали во всех общественных местах. С первых весенних дней его чаще
всего можно было видеть на пляже, где он с явным удовольствием нырял и
плавал. Жизнерадостный, с неизменной улыбкой на губах, он, казалось, от-
давался всем развлечениям, но отнюдь не был их рабом... И в самом деле,
можно назвать только одну его привычку - усердные посещения испанских
танцовщиков и музыкантов, которых в нашем городе немало.
Так или иначе, его записные книжки тоже содержат хронику этого труд-
ного периода. Но тут, в сущности, мы имеем дело с совсем особой хрони-
кой, словно автор заведомо поставил себе целью все умалять. На первый
взгляд кажется, будто Тарру как-то ухитряется видеть людей и предметы в
перевернутый бинокль. Среди всеобщего смятения он, по сути дела, старал-
ся стать историографом того, что вообще не имеет истории. Разумеется,
можно только пожалеть об этой предвзятости и заподозрить душевную
черствость. Но при всем том его записи могут пополнить хронику этого пе-
риода множеством второстепенных деталей, имеющих, однако, свое значение;
более того, сама их своеобычность не позволяет нам судить с налету об
этом безусловно занятном персонаже.
Первые записи Жана Тарру относятся ко времени его прибытия в Оран. С
самого начала в них чувствуется, что автор до странности доволен тем
обстоятельством, что попал в такой уродливый город. Там мы находим под-
робное описание двух бронзовых львов, украшающих подъезд мэрии, вполне
благодушные замечания насчет отсутствия зелени, насчет неприглядного ви-
да зданий и нелепой планировки города. Эти замечания Тарру перемежает
диалогами, подслушанными в трамваях и на улицах, причем автор избегает
любых комментариев, за исключением - но это уже позднее - одного разго-
вора, касающегося некоего Кана. Тарру довелось присутствовать при беседе
двух трамвайных кондукторов.
- Ты Кана знал? - спросил первый.
- Какого Кана? Высокого такого, с черными усами?
- Его самого. Он еще работал стрелочником.
- Ну конечно, знал.
- Так вот, он умер.
- Ага, а когда?
- Да после этой истории с крысами.
- Смотри-ка! А что с ним такое было?
- Не знаю, говорят, лихорадка. Да и вообще он слабого здоровья был.
Сделались у него нарывы под мышками. Ну, он и не выдержал.
- А ведь с виду был вроде как все.
- Нет, у него грудь была слабая, да еще он играл в духовом оркестре.
А знаешь, как вредно дудеть на корнете-пистоне.
- Да, - заключил второй, - когда у человека плохое здоровье, нечего
ему дудеть на корнете.
Взвесив эти факты, Тарру задумывается над тем, с какой стати Кан явно
во вред своим собственным интересам вступил в духовой оркестр и какие
скрытые причины побудили его рисковать жизнью ради сомнительного удо-
вольствия участвовать в воскресных шествиях.
Далее Тарру отмечает благоприятное впечатление, которое произвела на
него сцена, почти ежедневно разыгрывавшаяся на балконе прямо напротив
его окна. Его номер выходил в переулок, где в тени, отбрасываемой стена-
ми, мирно дремали кошки. Но ежедневно после второго завтрака, в те часы,
когда сморенный зноем город впадал в полусон, на балконе напротив окна
Тарру появлялся старичок. Седовласый, аккуратно причесанный, в костюме
военного покроя, старичок, держащийся по-солдатски прямо и строго, нег-
ромко скликал кошек ласковым "кис-кис". Кошки, еще не трогаясь с места,
подымали на него обесцвеченные сном глаза. Тогда старичок разрывал лист
бумаги на маленькие клочки и сыпал их вниз, на улицу и на кошек, а те,
соблазнившись роем беленьких бабочек, ступали на мостовую и нерешительно
тянулись лапкой к обрывкам бумаги. Тут старичок смачно и метко плевал на
кошек. Если хотя бы один плевок достигал цели, он разражался хохотом.
Наконец, нашего Тарру, по-видимому, совсем покорил торговый облик го-
рода, где все - и самое оживление, и даже удовольствия - как бы подчине-
но нуждам коммерции. Эта особенность (именно такой термин мы встречаем в
его записях) заслужила одобрение автора, и одна из хвалебных записей да-
же кончается словами: "Вот оно как!" Только в этих записях и проскальзы-
вают личные нотки. Трудно вполне оценить значение и важность этих заме-
ток. Рассказав историю о том, как кассир отеля, обнаружив дохлую крысу,
допустил ошибку в счете, Тарру добавляет менее четким, чем обычно, по-
черком: "Вопрос: как добиться того, чтобы не терять зря времени? Ответ:
прочувствовать время во всей его протяженности Средства: проводить дни в
приемной зубного врача на жестком стуле; сидеть на балконе в воскресенье
после обеда; слушать доклады на непонятном для тебя языке; выбирать са-
мые длинные и самые неудобные железнодорожные маршруты и, разумеется,
ездить в поездах стоя; торчать в очереди у театральной кассы и не брать
билета на спектакль и т. д. и т. п.". Но непосредственно после таких
скачков мысли и стиля в записных книжках идут подробнейшие описания на-
ших городских трамваев, формы вагонов, отмечается то, что окрашены они в
неопределенно-бурый цвет, что в них всегда грязно, и кончаются эти сооб-
ражения словами: "Это обращает на себя внимание!", что, в сущности, ни-
чего не объясняет.
Во всяком случае, в записных книжках Тарру есть упоминание об истории
с крысами, приводим его слова.
"Сегодня старичок, что живет напротив, явно расстроен. Не стало ко-
шек. Они действительно куда-то испарились, обеспокоенные зрелищем дохлых
крыс, которые сотнями валяются на улицах. По-моему, кошки, вообще-то,
дохлых крыс не едят. Во всяком случае, помнится, мои категорически отка-
зывались от этого угощения. Так или иначе, они, должно быть, носятся по
подвалам, а старичку от этого одно расстройство. Он даже не так аккурат-
но причесан, как-то сразу сдал. Чувствуется, что ему не по себе. Постояв
с минуту, он ушел в комнаты. Но на прощание все-таки плюнул разок - в
пустоту.
Сегодня в городе остановили трамвай, так как обнаружили там дохлую
крысу, непонятно откуда взявшуюся. Две-три женщины тут же вылезли. Крысу
выбросили. Трамвай пошел дальше.
В нашем отеле ночной сторож - а он человек, вполне заслуживающий до-
верия, - сообщил мне, что ждет от крысиного нашествия всяческих бед.
"Когда крысы покидают корабль..." Я возразил, что в случае с кораблем
это, может, и верно, но в отношении городов это еще не доказано. Однако
разубедить его не удалось. Я спросил, какая же беда, по его мнению, гро-
зит нам. Он и сам не знает; беду, по его словам, заранее не угадаешь. Но
ничего удивительного нет, если произойдет землетрясение. Я согласился,
что это возможно, и он спросил, не пугает ли меня такая перспектива.
- Единственное, что мне важно, - сказал я, - обрести внутренний мир.
И сторож прекрасно меня понял.
В ресторане нашего отеля я не раз встречал весьма примечательное се-
мейство. Отец - высокий, тощий, в черной паре, в туго накрахмаленном во-
ротничке. На макушке у него плешь, а над ушами справа и слева торчат два
кустика седых волос. Глазки у него маленькие, круглые и жесткие, нос
тонкий, рот неестественно растянут, что придает ему сходство с благовос-
питанным филином. Каждый раз он распахивает дверь ресторана, потом при-
жимается к косяку, пропуская жену, маленькую, как черная мышка, входит
сам, а за ним семенят мальчик и девочка, наряженные, как цирковые соба-
чонки. У столика он стоит, пока жена не займет место, садится сам, а по-
том уже оба пуделька могут вскарабкаться на стулья. К жене и детям он
обращается на "вы", отпускает своей половине всяческие колкости и беза-
пелляционным тоном говорит своим отпрыскам:
- Николь, на вас в высшей степени неприятно смотреть.
Девочка еле удерживает слезы. А ему только этого и надо.
Нынче утром мальчик не мог усидеть на месте, так взбудоражила его ис-
тория с крысами. Он не вытерпел и начал было свой рассказ.
- За обедом о крысах не говорят, Филипп. Запрещаю вам раз и навсегда
даже произносить слово "крыса".
- Ваш отец совершенно прав, - подхватила черная мышка.
Оба пуделька уткнули носы в тарелку с паштетом, а филин поблагодарил
жену кивком головы, который можно было истолковать как угодно.
Пример, достойный подражания, а между тем весь город говорит о кры-
сах. Даже газета вмешалась в это дело. Отдел городской хроники, обычно
составленный из самых разных материалов, ведет теперь упорную кампанию
против муниципалитета. "Отдают ли себе отчет отцы города, какую опас-
ность представляют разлагающиеся на улицах трупы грызунов?" Директор
отеля ни о чем, кроме этих крыс, говорить не может. И неудивительно, для
него это зарез. То обстоятельство, что в лифте столь респектабельного
отеля обнаружили крысу, кажется ему непостижимым. Желая его утешить, я
сказал: "Но у всех сейчас крысы".
- Вот именно, - ответил он, - теперь мы стали как все.
Это он сообщил мне о первых случаях лихорадки непонятного происхожде-
ния, которая вызывает в городе тревогу. Одна из его горничных тоже забо-
лела.
- Но ясно, болезнь не заразная, - поспешил заверить он.
Я сказал, что мне это безразлично.
- О, понимаю. Мсье вроде меня, мсье тоже фаталист. Ничего подобного я
не говорил, и к тому же я вовсе не фаталист. Так я ему и сказал..."
С этого дня в записных книжках Тарру появляются более или менее под-
робные сведения об этой таинственной лихорадке, уже посеявшей в публике
тревогу. После записи о старичке, который терпеливо продолжает совер-
шенствовать свое прицельное плевание, так как после исчезновения крыс
снова появились кошки, Тарру добавляет, что уже можно привести десяток
случаев этой лихорадки, обычно приводящей к смертельному исходу.
Документальную ценность имеет портрет доктора Риэ, очерченный Тарру в
нескольких строках. Поскольку может судить сам рассказчик, портрет этот
достаточно верен.
"На вид лет тридцати пяти. Рост средний. Широкоплечий. Лицо почти
квадратное. Глаза темные, взгляд прямой, скулы выдаются. Нос крупный,
правильной формы. Волосы темные, стрижется очень коротко. Рот четко об-
рисован, губы пухлые, почти всегда плотно сжаты. Похож немного на сици-
лийского крестьянина - такой же загорелый, с иссиня-черной щетиной и к
тому же ходит всегда в темном, впрочем, ему это идет.
Походка быстрая. Переходит через улицу, не замедляя шага, и почти
каждый раз непросто ступает на противоположный тротуар, а легко вспрыги-
вает на обочину. Машину водит рассеянно и очень часто забывает отключить
стрелку поворота, даже свернув в нужном направлении. Ходит всегда без
шляпы. Вид человека, хорошо осведомленного".

Цифры, приведенные Тарру, полностью соответствовали истине. Уж
кто-кто, а доктор Риэ это знал. После того как труп привратника перевез-
ли в изолятор, Риэ позвонил Ришару, чтобы посоветоваться с ним насчет
паховых опухолей.
- Сам ничего не понимаю, - признался Ришар. - У меня двое тоже умер-
ли, один через двое суток, другой на третий день. А ведь я еще утром его
посетил и нашел значительное улучшение.
- Предупредите меня, если у вас будут подобные случаи, - попросил
Риэ.
Он позвонил еще и другим врачам. В результате проведенного опроса вы-
яснилось, что за несколько последних дней отмечено примерно случаев
двадцать аналогичного заболевания. Почти все они привели к смертельному
исходу. Тогда Риэ опять позвонил Ришару, секретарю общества врачей Ора-
на, и потребовал, чтобы вновь заболевшие были изолированы.
- Что же я-то могу? - сказал Ришар. - Тут должны принять меры городс-
кие власти. А откуда вы взяли, что это болезнь заразная?
- Ниоткуда. Просто симптомы слишком уж тревожные.
Однако Ришар заявил, что в этом вопросе он, мол, "недостаточно компе-
тентен". Все, что он может сделать, - это поговорить с префектом.
Пока шли переговоры, погода испортилась. На следующий день после
смерти привратника все небо затянуло густым туманом. На город обрушива-
лись бурные, быстропроходящие дожди. Эти шумные ливни сменялись жарой,
как в предгрозье. Даже море утратило свой темно-лазурный цвет и отливало
под серым небом серебром, вернее сталью так, что глазам было больно. По
сравнению с влажной жарой нынешней весны даже летний зной казался желан-
ным. В городе, лежащем в виде улитки на плоскогорье и только слегка отк-
рытом морю, царило угрюмое оцепенение. Люди, зажатые между бесконечными
рядами ветхих стен, в лабиринте улиц с пыльными витринами, в грязно-жел-
тых трамваях, чувствовали себя в плену у этого неба. Один только старик,
пациент доктора Риэ, ликовал - в такую погоду астма его оставляла.
- Печет, - твердил он, - для бронхов оно самое полезное.
И в самом деле пекло, но не просто пекло, пекло и жгло, как при лихо-
радке. Весь город лихорадило, такое по крайней мере впечатление не ос-
тавляло доктора Риэ в то утро, когда он отправился на улицу Федерб, что-
бы присутствовать при расследовании дела о покушении Коттара на самоу-
бийство. Но он тут же счел свое впечатление несуразным. Он приписал это
нервному переутомлению, множеству навалившихся на него забот и подумал,
что следовало бы взять себя в руки и привести свои мысли в порядок.
До улицы Федерб он добрался раньше полицейского комиссара. Гран уже
ждал его на лестнице, и оба решили посидеть пока у него, а дверь на пло-
щадку оставить открытой. Служащий мэрии жил в двухкомнатной, довольно
убого обставленной квартире. В глаза бросалась только деревянная некра-
шеная полка, на которой стояли два-три словаря, да грифельная доска на
стене, где можно было еще разобрать полустертые слова "цветущие аллеи".
По уверению Грана, Коттар провел ночь спокойно. Но утром он пожаловался
на головную боль и вообще показался Грану каким-то безучастным. Сам Гран
выглядел усталым и нервничал; он шагал взад и вперед по комнате, то отк-
рывая на ходу, то захлопывая лежавшую на столе толстую папку, набитую
исписанными листками.
Расхаживая по комнате, он сообщил доктору, что, в сущности, почти не
знает Коттара, но предполагает, что у того есть небольшое состояние. Во-
обще-то Коттар - человек странный. Живут они рядом давно, но, встречаясь
в подъезде, только раскланиваются.
- Фактически и разговаривал я с ним всего раза два. Несколько дней
назад я уронил на площадке коробку с мелками. Там были красные и синие
мелки. Как раз вышел Коттар и помог мне их собрать. Он спросил, для чего
нужны разноцветные мелки.
Гран тогда объяснил ему, что намерен восстановить в памяти латынь.
Латынь он учил в лицее, но порядком ее позабыл.
- Кстати, меня уверяли, - добавил он, обращаясь к доктору, - что зна-
ние латыни помогает глубже проникать в смысл французских слов.
На доске он пишет несколько латинских слов. Синим мелком те части
слова, которые изменяются, согласно правилам склонения и спряжения, а
красным - те, что остаются неизменными.
- Не знаю, понял ли меня Коттар или нет, во всяком случае, внешне он
как будто заинтересовался и попросил у меня красный мелок. Я, конечно,
удивился, но в конце концов... Не мог же я предвидеть, что мелок ему по-
надобится для осуществления своего замысла.
Риэ спросил, о чем шла у них речь во второй раз. Но тут в сопровожде-
нии секретаря явился полицейский комиссар и пожелал сначала выслушать
показания Грана. Доктор отметил про себя, что Гран, говоря о Коттаре,
называет его "человеком отчаявшимся". Он употребил даже слова "роковое
решение". Речь шла о мотивах самоубийства, и Гран проявлял крайнюю щепе-
тильность в выборе терминов. Наконец сообща выработали формулировку:
"Огорчения интимного характера". Комиссар осведомился, было ли в поведе-
нии Коттара что-либо позволявшее предвидеть то, что он называл "его ре-
шение".
- Вчера он постучался ко мне, - сказал Гран, - и попросил спичек. Я
дал ему коробок. Он извинился, что побеспокоил меня, но раз уж мы сосе-
ди... Потом стал уверять, что сейчас же вернет спички. Я сказал, пускай
оставит коробок себе.
Комиссар спросил Грана, не показалось ли ему поведение Коттара стран-
ным.
- Одно мне показалось странным - то, что он вроде бы намеревался
вступить со мной в беседу. Но мне как раз надо было работать.
Гран обернулся к Риэ и смущенно пояснил:
- Личная работа.
Комиссар выразил желание повидать больного, но Риэ решил, что разум-
нее будет сначала подготовить Коттара к этому визиту. Когда он вошел к
нему в комнату, Коттар в серой фланелевой пижаме приподнялся на постели
и тревожно оглянулся на дверь:
- Полиция, да?
- Да, - ответил Риэ, - но волноваться не следует. Всего две-три фор-
мальности - и вас оставят в покое.
Но Коттар возразил, что все это ни к чему, а главное, он видеть не
может полицию. Риэ не сдержал нетерпеливого жеста.
- Я тоже ее не обожаю. Но с этим делом надо покончить как можно ско-
рее, поэтому отвечайте на вопросы быстро и точно.
Коттар замолчал, и доктор направился к двери. Но больной тут же ок-
ликнул его и, когда Риэ подошел, схватил его за руку:
- Скажите, доктор, ведь правда нельзя забирать больного или того, кто
хотел повеситься, а?
С минуту Риэ смотрел на Коттара, а потом заверил его, что и речи не
было ни о чем подобном, да он'и сам явился сюда затем, чтобы защищать
интересы своего пациента. Больной, видимо, успокоился, и Риэ позвал ко-
миссара.
Коттару зачитали показания Грана и спросили, может ли он уточнить мо-
тивы своего поступка. Не глядя на комиссара, он подтвердил только, что
"огорчения интимного характера - очень хорошо сказано". Комиссар тогда и
спросил, не вздумает ли Коттар повторить свою попытку. Коттар с вооду-
шевлением заверил, что не вздумает и желает только одного - чтобы его
оставили в покое.
- Разрешите заметить, - раздраженно сказал комиссар, - что в данном
случае именно вы нарушаете чужой покой.
Риэ незаметно махнул ему рукой, и комиссар замолчал.
- Нет, вы только подумайте, - вздохнул комиссар, когда они вышли на
площадку, - у нас и без того хлопот по горло, особенно сейчас, с этой
лихорадкой...
Он осведомился у доктора, серьезно ли это, и Риэ сказал, что сам не
знает.
- Тут главное - погода, в ней вся беда, - заключил комиссар.
Разумеется, во всем виновата была погода. День становился все жарче и
жарче, вещи, казалось, липнут к рукам, и Риэ с каждым новым визитом ук-
реплялся в своих опасениях. К вечеру того же дня он, попав в предместье,
заглянул к соседу своего старого пациента-астматика и увидел, что тот
лежит в бреду, схватившись за больной пах, и мучается неукротимой рво-
той. Лимфатические узлы опухли у него еще сильнее, чем у их привратника.
Один гнойник уже созрел и на глазах врача открылся, как гнилой плод.
Вернувшись домой, Риэ позвонил в аптечный склад департамента. В его вра-
чебных заметках под этой датой есть только одна запись: "Ответ отрица-
тельный". А его вызывали уже к новым пациентам с тем же заболеванием.
Ясно было одно - гнойники необходимо вскрывать. Два крестообразных над-
реза ланцетом - и из опухоли вытекала гнойная масса с примесью сукрови-
цы. Больные исходили кровью, лежали как распятые. На животе и на ногах
появлялись пятна, истечение из гнойников прекращалось, потом они снова
набухали. В большинстве случаев больной погибал среди ужасающего злово-
ния.
Газеты, размазывавшие на все лады историю с крысами, теперь словно в
рот воды набрали. Оно и понятно: крысы умирали на улицах, а больные - у
себя дома. А газеты интересуются только улицей. Однако префектура и му-
ниципалитет призадумались. Пока каждый врач сталкивался в своей практике
с двумя-тремя случаями непонятного заболевания, никто и пальцем не ше-
вельнул. Но достаточно было кому-то сделать простой подсчет, и получен-
ный итог ошеломил всех. За несколько дней смертельные случаи участились,
и тем, кто сталкивался с этим загадочным недугом, стало ясно, что речь
идет о настоящей эпидемии. Именно в это время доктор Кае гель, человек
уже пожилой, зашел побеседовать к своему коллеге Риэ.


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 27.10.2005, 20:52   #3
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Если кого-то заинтересовало ...
http://kamyu-albert.viv.ru/cont/chuma/11.html


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 29.10.2005, 19:20   #4
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Я почерпнул из "Чумы" отличное понятие "абстракция". Это было в шесть лет.


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 31.10.2005, 10:13   #5
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Камю я читал в 13, ... Посторонний ты гений, если понял Чуму в 6 лет ... я в 6 лет читал "Робинзона Крузо" и "Гуливера" ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 1.11.2005, 03:49   #6
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Цитата:
Сообщение от Август
Камю я читал в 13, ... Посторонний ты гений, если понял Чуму в 6 лет ... я в 6 лет читал "Робинзона Крузо" и "Гуливера" ...
Я в 4 года читал газету "Правда". Вот там я ничего не понимал, зато читать научился...


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 1.11.2005, 20:30   #7
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
По буквам я читал с 3 лет, но не газету "Правду" это уж точно ... ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 2.11.2005, 02:55   #8
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
У меня было тяжелое детство. Семья интеллигентов, соответственно - фортепиано до отвращения, учеба до ненависти к ней, и все остальное...


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 2.11.2005, 13:21   #9
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Радуйся шо не скрипка, у меня знакомую с детства заставляли, жуть ... ... фортепиано, еще великолепный инструмент, ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 3.11.2005, 04:52   #10
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Ничего подобного - пианино тяжелей в окошко выбросить...


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 4.11.2005, 15:19   #11
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Эт точно, ... особенно ребенку ...
Как тебе Кафка? ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 7.11.2005, 00:52   #12
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Отличный автор. Мастер.


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 7.11.2005, 15:11   #13
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Какое любимое? ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 7.11.2005, 15:23   #14
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Ну, у Франца много классных вещей. "Процесс", "Дневники", "Превращение", "В поселении"... "Замок", "Америка"...


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 7.11.2005, 15:41   #15
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
"Замок" и "Превращение" - любимые, особенно запомнилась давящая мистика "Замка" и описание мучений Грегора в "Превращении" ...
а из "Постороннего", что впечатлило?...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 9.11.2005, 06:13   #16
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Ты авторов не путаешь? Мы о Кафке еще, или уже о Камю? А то меня клинит несколько...


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 9.11.2005, 10:10   #17
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
"Посторонний", Камю ... ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 11.11.2005, 00:22   #18
Postoronniy
  

 
 
Регистрация: 4.02.2005
Адрес: Харьков, Москва, Киев, далее - везде :)
Сообщений: 2,199
 
Что думаю? Не знаю, ведь я так ЖИВУ.
"И пусть они встетят меня криками ненависти."


Postoronniy вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 11.11.2005, 11:13   #19
Август
Модератор

Автор темы
 
 
Регистрация: 19.08.2005
Адрес: ...
Сообщений: 18,627
 
Вточности как и он?, интересно ...
Я думал в чистую таких не бывает ...


Август вне форума   Ответить с цитированием   Вверх
Старый 19.11.2005, 19:03   #20
Театр Вампиров
  
 
Регистрация: 19.11.2005
Адрес: Кладбище чужих надежд
Сообщений: 193
прочитала Чуму 2 года назад и долго думала над ней,искала скрытый смысл.и в муках,думала,что нашла..а после прочитала совсем недавно...месяц назад...и все поняла совершенно по другому...И советую прочитать Гарсиа Маркеса "сто лет одиночества"
Это тоже о многом заставит подумать и многое расскажет,ведь слущающий да услыщит,желающий быть спасенным найдетспасение...


Театр Вампиров вне форума   Ответить с цитированием   Вверх

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Харьков Форум > Хобби > Литература

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +2, время: 22:52.


RSS 0.91
RSS 2.0
Харьков Форум Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.
Google Analytics